Чакры их Внутренние Устройство и Диагностика
Чакрачка
Карта сайта  Site map •
Контакты •
English •

Профессия Врача и Чакры

Врач и чакрыМы выбираем профессию, которая нам нравится и соответствует нашей самой сильной чакре. Зная профессию,   можно  определить ведущую зону и качества характера.
Человечество делится не только на водителей и пешеходов, но и  на пациентов и врачей.  Ведущая чакра у медиков, безусловно, - анахата. Верхнее сердце: любовь ко всем пациентам, не взирая на личности. Самоотверженность. Самопожертвование. Сострадание. «Светя другим, сгораю сам».  Достаточно ли   врачу  быть человечным и иметь доброе сердце?

В древности считалось, что есть три основных средства лечения – слово, растение  и нож.  Врач  - от слова «врать», но не обманывать, а  уметь влиять на больного силой слова. Можно обладать  талантом диагностики,  вникать в тонкости назначений, но, если нет способности  покорять душу больного,  если после разговора с врачом Вам не становится легче, значит, это - плохой врач.
Что еще  важно для  настоящего врача?  Умение брать и нести ответственность. Наше здоровье всего на 10% зависит от уровня и качества оказания медицинской помощи,  однако пациенты и общество нередко возлагают на доктора все 100% , впрочем, сами медики – тоже.
   Широчайший диапазон медицины (более четырехсот специальностей) требует от докторов гармоничного развития личности с совершенно определенными акцентами.
Эмблема медицины – чаша со змеей. Знание и мудрость? С каплей горечи, каплей яда, который в определенной дозе становится лекарством…
Холодный рассудок - зона головы, (ведущая  аджна) доминирует, прежде всего, у  патологоанатомов и судмедэкспертов. Строгий плакат на стене: «Здесь мертвые учат живых». Звать коллегу в секционном зале: «Ниночка, веди скорей сюда студентов, здесь такая чудесная опухоль!» Делать препараты из срезов тканей и долго изучать их под микроскопом. Докапываться до истины.

 Бесстрастные судьи. К ним приходишь с последней надеждой, утвердиться: ты действительно сделал все, что в твоих силах и сделал это правильно.
 «У врачей бывают отвратительные  дни и часы, которых не дай бог никому и за которые им многое проститься должно. Среди врачей,  правда, не редкость невежды и хамы… как вообще среди людей, но те отвратительные часы и дни, о которых я говорю, бывают только у врачей.» Антон Павлович Чехов.
  Думаю, пациентам об этом следует знать. Даже выдающиеся врачи иногда отказывались от своей практической деятельности, не в силах переживать ее противоречивость и драматизм.
Говорят, профессия врача – ежедневный подвиг.  В первую очередь, я бы сказала о  противошоковой реанимационной группе. О тех, кто выезжает вместе  с военизированной горноспасательной частью (ВГСЧ) ликвидировать последствия шахтных аварий:  тусклое освещение шахтерской лампочки, воздух, в котором и метан, и сероводород, и кишечный газ, и запах крови, и рядом – разорванные взрывом человеческие тела, и стоны шахтеров с  обожжеными легкими, когда  каждый вдох  приносит нестерпимую боль. Именно в таких условиях они работают. Какие качества нужно иметь, чтобы оказывать реанимационную помощь там, под землей, прямо на месте аварии?  Бесстрашие. Мужество. Выносливость. Высокий профессионализм. Умение быстро принимать ответственные решения. И умение переступить через себя, забыть о себе…
 Часто видя смерть, можно научиться ценить и любить жизнь… И научить этому других. И  научиться  использовать любой шанс, чтобы сохранить эту жизнь кому-то.
Итак, ургентная медицина: противошоковая группа, «Скорая», хирургия, травматология, реанимация, анестезиология, неонатология, акушерство.
  Ведущие - волевые чакры: манипура и аджна, пресс и  голова. Ясный ум и железные нервы. Умение  закрывать и открывать сердце. Умение управлять собой, больными и персоналом.  Действие с умом. Мгновенное принятие решения и реакция: профессиональные навыки, доведенные до автоматизма. Глазам страшно, а руки – делают.Молитва: Господи, помоги моими руками! Умение работать в команде, понимая друг друга без слов: когда счет идет на секунды, на слова  времени нет. 
 «Чакра-чка» помогла мне понять, почему два года после рождения ребенка я считала, что больше не смогу работать в отделении реанимации и интенсивной терапии новорожденных.   Знания, умения, навыки врача высшей категории на одной чаше весов,  обостренное чувство любви и жалости к малышам – на другой, и эта чаша перевешивает. Гипертрофированное нижнее сердце может свести на нет все Ваши профессиональные навыки: делать  малышам больно, чтобы потом им было хорошо, Вы не сможете.
Были случаи, когда опытные сестры «терялись» и «впадали в стопор»  в момент реанимации – если, после выхода из декрета, продолжали кормить грудью.
Пример  из жизни.
Кесарево. Темно-зеленые воды у женщины: ребенку не хватает кислорода и он пытается вдохнуть внутриутробно и до того, как он сделает первый вдох  после рождения, нужно успеть освободить трахею от грязных вод,  иначе он может погибнуть.
Мальчик рождается в   асфиксии.  Он - не дышит.  И сердце бьется редко и почти не слышно. Медсестре нужно набрать адреналин в шприц,  а она смотрит на ребенка  полными слез и ужаса глазами и сжимает ампулу так, что осколки впиваются и режут в кровь ее пальцы (ее сыну чуть больше года, и она еще кормит его). Так, адреналина нет, хоть бы вместо помощи в обморок не упала.  Господи, помоги!  Хорошо, что  реанимацией новорожденных владеют все, кто в операционной - одной парой рук здесь не справиться. 100% кислород и физраствор внутривенно делают свое дело. Ритм сердца восстанавливается, кожа розовеет… Ну, давай, родной, кричи!  И когда  «родной» кричит, все облегченно вздыхают. Вернувшись в отделение, сестричка напишет заявление с просьбой продлить ей отпуск по уходу за ребенком…
И именно поэтому по врачебной этике хирургам не разрешают оперировать близких родственников, - сердце может открыться в самый неподходящий момент.
 В  хирургии – свои особенности. Врачи отделения общей хирургии – ведущий пресс: «Что  думать? Резать надо. Там, по ходу, разберемся.».
 Хирург всегда скажет однозначно: оперировать. Потому что он – хирург… А если ты хочешь узнать, можно ли это же вылечить консервативно, то нужно консультироваться у другого специалиста…
 Нейрохирургия, кардиохирургия, восстановительная хирургия… Здесь  пресс, безусловно,  имеется, но ведущие зоны -  голова и копчик. Современные нейрохирурги удаляют гематомы в головном мозге, сверяясь с экраном компьютера. Операции нередко идут  шесть-восемь  часов подряд. Продуманность, последовательность, предельное внимание и концентрация  на процессе. Не то, что чаю выпить,  в туалет не сходишь – размываться и мыться заново – не практикуется.  Пот со лба  и то вытирает ассистентка… тампоном с зажимом.
 
...Однажды,  известного профессора медицины спросили о судьбе одного из его учеников. Профессор долго вспоминал, наконец сказал: «Ах, этот!  Подался в поэты. Для занятий медициной он не обладал достаточной фантазией».
Вишудха - зона горла, отвечающая за творчество - непременно будет второй ведущей у тех, кто оперирует в отделениях челюстно-лицевой и пластической  хирургии.
 Пластическому хирургу особенно  нужно иметь воображение. Если зона горла не развита, никакие навыки – резать-шить не помогут. Читала  недавно статью «Мы потеряли глаза Вертинской…», и мне было искренне жаль их – и Вертинскую, и Догилеву… Врачебное мышление не останавливается не понимании: жаль, что так вышло. А можно ли было что-нибудь сделать, чтобы предупредить, и на каком этапе? Можно: это предотвратимо на этапе выбора  хирурга.

В данном случае, на мой взгляд, особенно важно получить ответ на вопрос: насколько развита у данного специалиста вишудха, и насколько он гармоничный человек (по зонам тела), можно ли доверить ему свое личико. С этой целью  «Звездам»   следовало бы консультироваться у Александра Ильинского: у кого не стоит оперироваться, он бы сказал абсолютно точно… 

 Зона паха – свадхистана.  Выражена у сексологов и  сексопатологов -  им легко  разговорить пациентов на самую деликатную тему и дать конкретные  советы…
И есть в медицине дом, в котором качества, характерные для свадхистаны - жизнелюбие, непредсказуемость и спонтанность, что называется – через край, и все – вдруг, и плохое и хорошее, вперемешку. Это – родильный дом: крики рождения и боли,  кровотечения, кесаревы сечения, остановки дыхания, слезы радости и отчаяния, цветы и шампанское, ночи без сна и полная боевая готовность в любую минуту.

 Врачи называют  роддом - «пороховая бочка»: как и у саперов,  здесь нет права на ошибку.   Цена - жизнь матери и ребенка, самое дорогое, что может быть. Вы когда-нибудь видели, как льется вода из крана, открытого на полную катушку? А теперь представьте, что также  вдруг  хлещет кровь у женщины, которая нормально выносила ребенка, и только что нормально его родила. Я подчеркиваю – нормально, ( насколько это возможно в современном мире). Гипотоническое кровотечение. Что делать? Быстро,   с  силой  прижать аорту кулаком через живот к позвоночнику, так, чтоб кровотечение остановилось.  Войти в вену. Капельница. Наркоз. Ручная ревизия. Роженица не всегда понимает, что с ней произошло и чем  это грозило… Когда все позади и нормально, мало кто станет  вдаваться в эти подробности, еще молоко пропадет. А если растеряться… за несколько минут можно погибнуть.  Поэтому гинекологи любят, когда женщина рожает «с иглой в вене»…Поэтому два часа после рождения ребенка родильница находится в родзале. Никто ни от чего не застрахован.

Неонатология на уровне отделения и выхаживания недоношенных –  тут сердце включается на полную катушку, и  в ребеночке  начинаешь видеть чудо природы. В  отделении выхаживания –  обязательно нужно иметь очень хороший копчик: детки весом от одного килограмма   требуют много внимания и  терпения. К нам однажды прислали из отделения выхаживания грамотного доктора работать зав.отделением. Через месяц она ушла со словами: «Вам всем здесь при жизни нужно ставить памятники». Человек привык последовательно и планомерно  работать, все по расписанию. Ведущие зоны – муладхара и анахата – копчик и сердце.  Может ли  такой человек  выдержать условия «пороховой бочки», где важны  совершенно другие умения и качества?

У педиатров, как правило, хорошо выражено и верхнее, и нижнее сердце: деток любят и всех вместе, и конкретно каждого, и они это чувствуют. В Щурово  -  база отдыха студентов-медиков.  Будущих педиатров вычисляли легко: возле них всегда вертелись чьи-то дети…
Дети – благодарные пациенты.  Даже самые маленькие умеют щедро отвечать любовью на любовь и заботу.  Двухлетний малыш поступил в отделение с диагнозом:  ОРВИ  с астматическим компонентом. Грустные глазки,  легкие, полные свистящих  хрипов, частое, тяжелое дыхание. Обычно в таком возрасте дети плачут при осмотре, похоже, у него просто не было на это сил. Я  оставалась с ним рядом до тех пор, пока хрипы в легких не стали уходить. Утром  мальчик встретил меня улыбкой, протянул свои ручки, крепко обнял за шею, прижался к щеке и замер… Я   помню это объятие всю жизнь.
Болезнь  - гениальный путь к познанию, человеку и любви.

 Да, лучше идти к этому другими дорогами - сегодня в современном мире есть все необходимые знания,  способы и средства, чтобы быть здоровыми. Но,  в любом случае,  нам  периодически приходится принимать решение:  можно ли  доверить здоровье и жизнь самых близких людей именно этому врачу?  Если Вы сумеете определить  его ведущие зоны,  на этот вопрос Вам будет очень легко ответить, в каждом конкретном случае.
 А настоящие врачи – от Бога – они были, есть, и будут.

Я желаю Вам здоровья и любви.

 

С днем медика.mpg


Елена  Демченко.

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг SunHome.ru